Том 3    
Глава 4


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
damarkos
3 мес.
Спасибо! Забавная отсылочка есть на "Неукротимую планету" Гарри Гаррисона :)
С наступающим Новым годом! Всех благ!
damarkos
5 мес.
Ух ты, Спасибо! Буду ждать с нетерпением!

Глава 4

Часть 1

— Боже, я лишь пытался дать ей пару советов по усилению безопасности. Незачем так злиться.

— Тебе бы следовало радоваться тому, что она не выдвинула обвинений, поскольку тебя не поймали с поличным...

Скорее всего, №10 просидит под стражей чуть дольше нашего. И это когда нам нужны все свободные руки для строительства базы.

В результате мы решили отложить строительство убежища до тех пор, пока его не освободят.

...

От нечего делать, мы с Алисой бродили по улицам Грейс в поисках возможности заработать очки жестокости.

— Так вот как ты зарабатывал очки на заказ всех тех стройматериалов и оборудования. Эй, №6, в следующий раз прокрадись в комнату короля.

— Ну уж нет. Зачем мне пробираться в комнату какого-то старика? Самое интересное — тихо попасть внутрь и сделать что-нибудь рядом с беззащитной красивой девушкой, не разбудив ее. Но можешь быть спокойна, у нас негласное правило к Тиррис не прикасаться.

— Что с тобой и твоими негласными правилами? Если уж собрался пройти через весь этот геморрой, то имей мужество хотя бы подкатить к ней.

Как бы мне хотелось, чтобы схожая на красивую молодую девушку не говорила такое.

— В любом случае, №6, почему бы нам не поджечь этих бродячих кукол?

— Обычно ты ведешь себя адекватно, но когда дело начинает касаться сверхъестественного, то сразу впадаешь в крайности.

Есть веская причина, по которой Алиса выдвигала такие опасные идеи.

После долгих приготовлений фестиваль нежити наконец-то начался, и тонны чучел животных бродили по всему городу.

Учитывая ее полный отказ верить во всё, что касается фэнтези, для нее ситуация, должна быть, невыносима.

— Со временем я планирую разоблачить и так называемые проклятия Гримм. Это всё наверняка какой-то гипноз.

— Только самой Гримм этого не говори, иначе просто начнешь ещё одну драку.

В этот момент мы заметили перед собой нечто странное.

— …Эй, №6. Это, случаем, не Гримм?

Легка на помине — это была Гримм посреди толпы людей.

— Леди Гримм, что говорит мой брат? Эм, он правда здесь?.. — спросила у Гримм застенчивая молодая девушка со слезами на глазах. На вид ей лет четырнадцать-пятнадцать.

Гримм тепло улыбнулась ей и бережно протянула плюшевую куклу.

— Я не уверена, что он твой брат, но его зовут Лариус. Он говорит: "Я вернулся. Рад видеть, что ты осуществила свою мечту без меня. Я так горжусь тобой. Как же я волновался, что ты не сможешь справиться сама, но счастлив узнать, что у тебя все хорошо.

— Лариус!

Переполненная эмоциями, девочка крепко обняла мягкую игрушку.

— Я... Я так старалась! Сначала мама с папой, а потом и ты умер... Мне пришлось продолжить заниматься этим одной!

Плюшевое животное нежно обняло девочку.

— Он говорит: "Должно быть, тебе было очень тяжело. Я так горжусь тобой, Мэриэль. Я горжусь тобой, сестренка.”

— Уааааааа! — девочка по имени Мэриэль залилась слезами, прижав к себе плюшевую игрушку.

У людей, наблюдающих за воссоединением брата и сестры, тоже выступили слезы на глазах.

Эта новая сторона Гримм приятно удивила меня.

— “Когда моя застенчивая и хрупкая сестра Мэриэль сказала, что хочет стать боксером и заполучить славу и богатство, я хотел остановить тебя. Мне показалось, что ты потеряла рассудок... Но я счастлив признать, что ошибался. Ты так много работала и наконец добилась своего.”

— Ага-ага! Я еще не проиграла ни одного матча, и мои поклонники даже придумали мне прозвище: "Кровавая Мэри"! И теперь нынешний чемпион, Рейдог, продолжает находить оправдания, чтобы избежать схватки со мной…

…...

Погоди-ка, это точно трогательная история?

Конечно, толпа кивает со слезами на глазах, но не думаю, что ее брат так уж ошибался, когда хотел остановить ее.

— Лариус, а что случилось с мамой и папой?

— О, эти двое уже давно переродились. Они бросались друг на друга до самого конца, заявляя, что в следующей жизни найдут пару получше и точно избегут брака по залёту.

— Ох, мама и папа... Хех, как забавно... Ссорились даже после смерти, хе-хе... — Мэриэль тихо захихикала.

Нет, это совсем не трогательно. Ну же, ребята, перестаньте смеяться и осознайте это.

— А теперь иди домой и наслаждайся оставшейся частью праздника. Он наверняка способен на общение письмом, хоть и, возможно, будет трудновато читать, ведь ему придется писать кукольной рукой.

— Большое спасибо, леди Гримм! Пошли домой, Лариус! Когда мы вернемся, я покажу тебе мой "Дробитель Черепов" — приём, которым я заслужила прозвище "Кровавая Мэри"! — Мэриэль с улыбкой взяла куклу и ушла вместе с ней, рука об руку.

— Леди Гримм, я следующая! Пожалуйста, я следующая!

— Я уверена, мой муж точно здесь! Леди Гримм, пожалуйста, скажите, что говорит мой муж!

После ухода Мэриэль толпа чуть ли не дралась за внимание Гримм.

— Пожалуйста, успокойтесь. Мы пойдем по порядку... Так, вы там. Вашего мужа здесь больше нет. Он уже реинкарнировался, но он сказал что-то о том, что женится на молодой, милой невесте в своей следующей... Ой! Э-эй, прекрати! — зарыдала Гримм, когда кукла ударила ее прямо посреди истории. — Извини, извини, я просто пошутила! Но могу я сказать, что флиртовать с женой через меня несправедливо?!

Происходящее заставляет задуматься: стоило ли вообще доверять ей управление фестивалем?.. Но она единственная, кто может разговаривать с духами, потому выбирать не приходится.

Мы решили не мешать Гримм и её работе посредника между духами и их скорбящими семьями, продолжив блуждать по фестивалю.

— Редкое зрелище — застать её в роли настоящей жрицы. А разговоры с мертвецами и правда впечатляют.

Пока мы бродили по городу, я задумался о том, как сильно изменилось мое впечатление о Гримм за этот вечер.

— Постарайся не купиться на ее чушь, ладно, №6? Тому, что мы видели, есть вполне разумное объяснение. Эта Мэриэль, или как там ее звали, была подставной. Должно быть, они с Гримм заранее все спланировали и разыграли спектакль.

— Как же сильно ты ненавидишь фэнтези...

Мне трудно поверить, что слезы на лице той девушки были всего лишь притворством.

Я посмотрел на проходящие мимо плюшевые игрушки.

— Да, выглядят они довольно мило. А ведь, скорее всего, это Гримм сшила всех этих кукол, бродящих вокруг. Она удивительно умелая, когда дело касается хозяйских дел.

Ну, учитывая, как сильно она хочет выйти замуж, это не должно сильно удивлять.

Шагая рядом, Алиса тоже разглядывала кукол.

— Наш Мит Потрошитель симпатичнее.

— У вас с Роуз странный вкус.

Я еще раз окинул город взглядом.

— Итак, Алиса, на этой планете всё происходящие перед нами называют фестивалем. Что думаешь?

— Никакой драмы, никаких аферистов. Фестивали на этой планете какие-то слишком спокойные, да?

Для злой организации Кисараги фестивали стали отправной точкой, и до сих пор остаются важной частью нашего наследия.

Раньше, когда еще были маленькими и слабыми, мы открывали незарегистрированные киоски на фестивалях, чтобы заработать денег.

Конечно, это могло приводить к стычкам с местными организациями, которые мы использовали, чтобы закрепиться и.…

— Как в былые времена... Помню, приходилось продавать детям поддельные копии редких карт из супер популярной карточной игры…

— Обдирал детей. Ну и ну...

Всё же…

— В любом случае, как оперативники Кисараги, мы не можем просто стоять и смотреть на такой убогий фестиваль. Фестивали это прежде всего драки и мошенничество. Эй, Алиса, пойдем покажем местным как выглядит настоящий фестиваль.

Алиса кивнула в ответ на мои слова.

Часть 2

— Эй, ты! У нас тут сиськи! Большие сиськи! Что думаешь? Заключим сделку четыре-по-цене-одной сиськи, конечно, если ты согласишься прямо сейчас!

— А? О-о чем ты говоришь?

Гостиничный район города. Используя деньги, одолженные у Алисы, мы арендовали небольшое помещение на время фестиваля.

— Да ладно тебе, братан, ты ведь прекрасно понимаешь, о чем я! Конечно, о сиськах! Они мягкие, теплые, и делают тебя счастливым одним своим видом! Все любят сиськи!

— Все любят…

— Ага, сиськи.

В этом городе нет хостес клубов. Есть более прямые формы проституции, вроде борделей, но, возможно, просто нет большого спроса на бары, где мужчины могут выпить в окружении красивых девушек. В конце концов, в этой стране из-за длительной войны женщин больше, чем мужчин.

Я улыбнулся клиенту, потирая руки.

— Всего за пять серебряных в час можно провести время с красивыми молодыми девушками. Что думаешь? Освежись вкусной выпивкой и щедрыми сиськами.

— Я в деле.

Похоже, этот парень не собирался сопротивляться такому, ведь он принял приглашение довольно охотно.

Я поспешил провести его внутрь пока он не передумал.

— Тебе сегодня повезло! Прямо сейчас наша хостес номер один, Мисс Сноу, свободна! Клиент прибыл!

В тускло освещенном зале на диване его ожидала Сноу, одетая в платье, подчеркивающее все её прелести.

— Приветствую! Я хостес номер один этого клуба, Сноу. Почему бы нам не начать с выпивки?

— А-а? В-выпивка? Конечно, как пожелаешь...

— Большое спасибо! Босс, заказ на выпивку!

Наша номер один сразу заказала напитки, не утруждаясь уведомить клиента о расценках.

Человек, присевший рядом с номером один, не имел ни малейшего представления о том, в какое заведение он попал. Затем, не давая ему времени задуматься, номер два этого клуба принесла бутылку и несколько стаканов, и расставила их на столе.

— Я принесла выпивку. Держите.

Номер два — Алиса в платье с оголенными плечами.

Разумеется, так как в этом клубе всего две хостес, она по умолчанию стала номером вторым.

— Прошу прощения, сэр. Плохой темперамент Алисы — часть её шарма. А теперь выпейте. Поскольку вы единственный клиент, мы сделаем специальное предложение и пригласим сразу двух девчонок развлечь вас.

— О-о, спасибо... Но разве ты не говорил, что будет четыре сиськи? В этом клубе только две, насколько я вижу...

Похоже, он запомнил, мои слова.

Он долго разглядывал грудь Сноу, а затем с недовольным лицом окинул взглядом Алису.

— А? Чё сказал? Нарываешься драку с Кисараги? Это оптимальный размер для высокой функциональности. Понял?

— Я ничего не пытаюсь тебе сказать. К тому же, я не понимаю о чём ты.

Пока Алиса наезжала на клиента, Сноу, не теряя времени, налила ему выпить.

— Вот, сэр. Пожалуйста, наслаждайтесь.

Успев обслужив двух предыдущих клиентов, Сноу, похоже, разобралась, как вести себя с нашим нынешним гостем. Между тем, Алиса продолжила развлекать человека отношением, что колебалось между угрозами и ободрением.

Мужчина и не думал прекращать бросать взгляды на грудь Сноу, но у него, похоже, не хватало смелости распускать руки. Вместо этого он просто болтал с девочками, пока они подталкивали его купить еще выпивки.

Спустя час я украдкой подошёл к столу, как и планировал.

— Вам нравится проводить здесь время, сэр? Ваш час почти прошел. Быть может, хотите продлить?

— А? Прошел уже целый час? Ну, пять серебряных за такое количество выпивки — всё равно что пить даром! Ладно, я возьму еще час или около того... — задорно рассмеялся мужчина, доставая серебряные монеты.

— О, не глупите, сэр. Пять сребреников покроют лишь ваши напитки. Напитки мисс Сноу, стоимость услуг двух хостес и картофельные чипсы обойдутся в двадцать золотых...

— Ого! У меня нет столько денег! Эй, мы так не договаривались! — начал он паниковать.

Фестиваль — обитель аферистов.

Именно так. Мы пользуемся фестивалем, чтобы запустить грабительский клуб хостес для заработка очков жесткости и средств на вторжение. Потеряв возможность зарабатывать очки спальней Тиррис, нам пришлось искать альтернативу.

— Знаете, я разрешил Мисс Сноу заказать один напиток, но остальное она заказала сама…

— Это правда, Мисс Сноу?

— Не знаю.

Пока Сноу играла роль фифы, лицо мужчины исказилось от страха.

— Хм! Мисс Сноу говорит то, что не знает! Кроме того, вы сексуально домогались Мисс Алисы за то, что она плоская! Мы взымем с вас компенсацию и за это!

<Приобретены Очки Жестокости>

— Ммм-мм, это очень меня травмировало. Но я готова решить этот вопрос за десять золотых.

<Приобретены Очки Жестокости>

— Но она же еще ребенок! У нее явно нет сисек!

<Приобретены Очки Жестокости>

Пока мужчина пытался сопротивляться, мы с Алисой встали перед ним.

— Ну, значит у нас проблема, сэр. Если у вас нет денег, то вам придётся проводить нас в свой дом.

<Приобретены Очки Жестокости>

— У меня глаз наметан на оценку вещей. Начну с оценки вашего имущества.

<Приобретены Очки...>

— Диктор, хватит!

Пока я ругался на бесконечные внутренние объявления, мужчина, наконец, потерял самообладание.

— Да пошел ты! Поверить не могу, что ты затеял такую аферу! Если вы собрались содрать с меня столько денег, то за них я хотя бы пощупаю сиськи Мисс Сноу!

— Ч-что?! Не говори глупостей! Ты что, с ума сошел? Эй, №6, Алиса, остановите его! Я не позволю ему прикасаться ко мне за эти гроши!

Почувствовав, что ему больше нечего терять, мужчина бросился на Сноу, чтобы оправдать названную сумму, но рыцарь, вроде Сноу, ни за что не проиграла бы гражданскому.

Однако похоть показала себя мощным мотиватором. Его сила спокойно конкурировала с силой Сноу.

— Хорошая работа, Сноу! Добавь к его долгу ещё и домогательство!

— Да, после такого мы сможем получить свою долю даже если дело дойдет до суда. Молодец, номер один. Ты сегодня в хорошей форме.

— Прекратите комментировать и остановите его! ...Гррр, этот тип оказывает чересчур упорное сопротивление для простолюдина!..

И когда этот невзрачный мужик начал демонстрировать впечатляющие усердие, дверь внезапно распахнулась.

— Ни с места! Городская стража! Мы получили сообщения, что вы ведете здесь нелегальный бизнес…

Прежде чем ворвавшиеся охранники успели закончить, мы с Алисой ломанулись к черному ходу.

— П-погодите, дайте хотя бы забрать деньги...

Сноу поспешно отшвырнула в сторону мужчину, с которым боролась, и схватилась за деньги.

— Они пытаются сбежать! Все к черному ходу!

— Погоди, тут одна отставшая! Она пытается завладеть деньгами! Сначала разберись с ней!

Пока мы с Алисой выбегали через заднюю дверь, изнутри продолжали доноситься крики:

— Отлично, мы поймали жадюгу! Допросим её и узнаем подробности!

— Вы хоть знаете, с кем имеете дело?! Назовите свое подразделение, звания и имена! Я бывшая рыцарь-капитан королевской гвардии, и!..

— Перестань сопротивляться! Не пытайся спрятать деньги в платье! Отпусти!

Пока Сноу тянула время, оставшись позади, нам удалось скрыться.

Часть 3

На следующий день…

После успешного побега мы сразу же решили отказаться от аферы с хостес клубом и переключились на новую.

— Вчера мы совершили ошибку, использовав такую жадину, как Сноу. Но мы не собираемся заканчивать на этом. Предоставь это мне. У меня есть идея.

— Прости, Босс, у меня плохое предчувствие. Могу я пойти домой?

Я подумал, что Сноу вернется быстро, ведь преступление было довольно мелким, но она наотрез отказалась возвращать деньги, поэтому до сих пор находится под стражей.

Конечно, это мы убедили её в том, что дело прибыльно, но в итоге именно от неё исходило больше всего энтузиазма. Значит, она опустилась даже ниже, чем я изначально думал.

Однако, это только второй день фестиваля.

Отрицательное число на моем счету мне порядком надоело, и я хотел исправить это пока фестиваль не закончился.

— Оу, не говори так, Роуз. Мы ведь товарищи, не так ли?

— Вот именно. Мы уже давно стали соучастниками, а значит плыть или идти ко дну мы будем тоже вместе. Тебе уже слишком поздно отступать.

— Погодите, Мисс Алиса, что вы имеете в виду под соучастниками? Я иду домой! Подождите, почему вы двое схватили меня? Пожалуйста, остановитесь! Отпустите!

Когда Роуз попыталась уйти, мы с Алисой тут же остановили её, положив руки на её плечи.

— Погоди, Роуз. Мы ведь рассчитываем на тебя. Не стоит слишком волноваться из-за термина "соучастник", который использовала Алиса, он ничего не значит. Да и вообще, нашу задумку даже злодеянием трудно назвать.

— Если поможешь, то я позабочусь о том, чтобы ты получила всю еду, какую только сможешь съесть. Работа простая: залезть в этот звериный костюм и позаискивать перед человеком, которого мы укажем.

Затем мы указали на маленький собачий костюм, рассчитанный на человека такого же роста, как Роуз.

— Меня... Меня не проведешь! Сколько раз мне нужно повторять, что ты не можешь просто купить меня едой!

Я нежно похлопал Роуз, пытаясь развеять подозрения, с которыми она смотрела на нас:

— Роуз, тебя ведь воспитывал твой дедушка, да? Мы хотим, чтобы ты немного поугождала старику, потерявшему члена семьи.

Роуз замерла.

— Этот старик каждый год ждет, что семья навестит его. К сожалению, они так ни разу и не появились. Поэтому мы просто хотим, чтобы ты притворилась членом его семьи, вернувшимся на фестиваль нежити. Ну знаешь, просто чтобы порадовать его. — продолжила Алиса со своими подробностями.

— …Хорошо, я поняла. Если дело в этом, то я помогу. Вы двое играете нечестно! Я бы ни за что не смогла отказать такой просьбе…

Взволнованно хихикнув, Роуз забралась в костюм животного.

— Я знал, что ты так скажешь, Роуз. Ты молодчина.

Когда я сказал это с улыбкой на лице, чучело смущенно отвело взгляд.

...

— Я привел его, как вы и просили. Твой милый маленький Патраш... Эй, Патраш, успокойся. Сидеть! Патраш, сидеть!

— …! …!! …!!!

Я пытался передать Роуз в костюме старику, но та оказала яростное сопротивление.

Когда Роуз схватила веревку на шее чучела и попыталась оторвать ее, я тихо зашептал ей:

- Прекрати, Патраш! Я думал, ты здесь, чтобы утешить старика!

— Ты сказал, что я буду изображать его семью! Я подумала, ты имеешь в виду внука или что-то в этом роде! Но этот... Патраш?! Это же домашнее животное! Это определенно домашнее животное! Неудивительно, что оно не вернулось!

Да, как оказалось, старик потерял свою любимую собаку.

Алиса нашла запрос найти собаку, и я даже не представляю где она откопала его, но...

Похоже, этот старик — один из самых богатых людей в городе, и план Алисы состоит в том, чтобы одурачить старпёра и получить вознаграждение, но…

— Патраш?.. Это ты, Патраш?! Иди сюда, Патраш, давай прогуляемся.

— Я рад, что Патраш вернулся, старина. Надумал заплатить?

Пока старик радостно праздновал встречу с Роуз, Алиса подошла к нему, чтобы потребовать вознаграждение.

Конечно, это немного похоже на обман “я ваш давно потерянный такой-то”, но на самом деле это беспроигрышный сценарий, от которого все останутся счастливы… Кроме Роуз, застрявшей в костюме животного.

— Босс, я вам этого не прощу! Я терплю это только потому что не хочу разочаровывать бедного старика, но я вспомню об этом, когда вернусь!

— Ладно, ладно. Я угощу тебя чем-нибудь очень вкусным, когда ты вернешься, хорошо?

— Пожалуйста, перестань обращаться со мной, как с каким-то вечно голодным персонажем!

Что-то прошептав мне в ответ, Роуз встала на четвереньки и подошла к старику.

По ее позе все еще видно, что она недовольна, но, кажется, смирилась с этим, чтобы угодить старику.

— Патраш, что-то случилось? Почему ты стоишь на четвереньках? Тебе больно?

— Эй, старина, а Патраш разве не собака? — спросила Алиса.

— Патраш это горилла-наездница, — ответил старик. — Очень агрессивная. Бросается на любого, кто выглядит сильным, садится верхом и начинает избивать.

— Воооооооу! Патраааш?!

Я чудом успел увернуться от Роуз, что внезапно бросилась на меня. Сделав круг, она приготовилась к ещё одному прыжку. Пришлось отбиваться, чтобы поставить её на место.

— Аааа, это Патраш! Эти прыжки я ни с чем не спутаю! Это точно Патраш!

— Хорошо. Отлично. Великолепно. Давай уже раскошеливайся.

Сцепившись с костюмом животного, я прошептал:

— Какого черта ты творишь, Патраш?!

— Я должна быть убедительной! Прости, Босс! Пожалуйста, позволь мне избить тебя!

— Нет, ты просто пользуешься случаем, чтобы врезать мне, да?

Когда мне едва удавалось сдерживать ее, старик радостно окликнул Роуз:

— Ладно, Патраш, перестань играть с парнем и пойдем со мной. Я приготовил все твои любимые лакомства.

— Знаю, что не должен тебе этого говорить, но не смей уходить. Прямо сейчас ты Патраш, что вселилась в плюшевую игрушку. Что бы он тебе ни предложил, не поддавайся искушению — поняла?

— Не такая уж я и обжора. Все будет хорошо. Я удержу себя в руках.

Удержишь? Что-то слабо верится.

— Патраш, я приготовил тонны изысканных премиальных ребрышек суппопочи, которые ты так любишь. Хоть это лишь на время фестиваля, но ешь сколько сможешь.

— Эй, Патраш, стой! Я потом дам тебе банан, но только останься!

Патраш не продержится и двух секунд против соблазна изысканных первоклассных ребрышек.

Гориллы на этой планете едят мясо? Стоп, а могу ли я вообще быть уверен, что переводчик Алисы работает как надо?

— Ха-ха, молодец, Патраш. Мисс Алиса, вот награда. Пожалуйста, примите её.

— Спасибо.

Алиса с радостью взяла деньги.

Легко поддавшись соблазну едой, счастливый Патраш ушел со стариком.

Часть 4

Сегодня третий день фестиваля нежити.

Судя по всему, Сноу до сих пор сидит за решеткой. А всё потому что отказывается возвращать деньги и требует встречи с адвокатом.

Алиса полностью выучила законы этого королевства и добровольно вызвалась на эту должность. Она с энтузиазмом заявила, что готова использовать каждую лазейку местного законодательства, так что похоже, скоро наш сребролюбец выйдет на свободу.

Что касается Патраш, то теперь, когда его удочерил старик, он навряд ли вернется до самого конца фестиваля.

А это значит, что я остался один, и мне совершенно нечего делать.

— Странный ты человек. Сначала пытался шантажировать меня, а теперь вернулся купить шампур. Даже я должен признать, что удивлен.

— Эй, я обещаю не сердиться, так что скажи мне: что это за мясо? Любопытство убивает меня.

Я понюхал загадочный шашлык от парня, у которого Сноу требовала взятку.

Обитатели этого булыжника едят всякие странные вещи, включая мокемоке и пьокопьоко. Может быть, мое отношение к этому мясу — просто результат культурного различия?

— Хотелось бы убедиться: это ведь не человеческое мясо или типа того, да?

— С чего ты взял?! Конечно нет!

Судя по тому, насколько этот вопрос оказался оскорбительным для владельца, похоже, что в этом плане всё чисто.

И, если вспомнить всё то, что мне приходилось жрать ради выживания на Земле, то вряд ли найдется еда, способная оказаться для меня большой проблемой.

Я открыл рот, собираясь откусить кусочек.

— Разумеется, это не настолько обычная вещь, как человеческое мясо…

— Подожди, что ты сказал?

Как только я убрал шампур от рта…

— Нашла тебя, командир! Тц, где тебя черти носили? Бросил меня на произвол судьбы! — нахмуренная Гримм со скрипом подъехала на своем инвалидном кресле. Удивительно, на дворе раннее утро, а она не спит. Гримм бросила взгляд на шампур, который я держал в руке.

— В тот раз я купила тебе еду в обмен на обещание помочь! Других способных на это, вроде Сноу и Роуз, нигде нет!

С громким ворчанием Гримм выхватила шампур из моей руки.

— Оу!

И затем…

— К тому же, как я и говорила в прошлый раз, управление фестивалем нежити — работа, порученная мне Королевством! Это ответственность всего твоего подразделения, а не только моя!

— Эм…

Гримм откусила кусочек, пока мы с продавцом пристально смотрели на неё.

Я понятия не имею, какому существу принадлежало это загадочное мясо, но, по крайней мере, оно не кажется ядовитым.

— …Э-э, вот, держи остальные шампуры. Только не унывай, ладно?

— О, Спасибо. В чем дело, командир? Ты наконец нашел меня привлекательной?

Надо же, как быстро изменилось её настроение, а достаточно было всего-то угостить парой шашлыков. Наверное, она так изголодалась по мужской доброте, что даже небольшая трапеза для неё — повод для праздника.

В итоге, женщина с багажом уровня тактической боеголовки, кажется, напридумывала себе невесть что, и теперь начала извиваться из стороны в сторону, отчего в моей голове заиграли тревожные звоночки.

— Слушай, Командир. Почему бы нам не сходить на ещё одно свидание? Все, что нужно сделать, это сначала немного помочь мне! — предложила она, расплываясь в яркой улыбке.

— Не дождешься.

Похоже, она не поняла моего ответа и спокойно продолжила:

— Следующее свидание мы можем начать с прогулки у реки… Подожди, что?! Шикарная красотка сама приглашает тебя на свидание! Учитывая все обстоятельства, ты должен был согласиться!

— Ты не красотка, а просто девственная шлюшка и, вполне возможно, самая озабоченная баба из всех, каких я когда-либо встречал... Эй! Что ты делаешь? Отпусти мой ремень!

...

Всё таки ей удалось заставить меня пойти с ней. Сейчас я толкал ее коляску по дороге вдоль реки.

— Послушай, Командир, когда мы вот так идем вместе, тебе не кажется, что мы похожи на пару?

— Скорее на инвалида и его опекуна — попытался я сострить.

Гримм нахмурилась.

— Знаешь, я недавно заметила, что ты, командир, цундере уровня Сноу, не так ли? Но она ничего не может с собой поделать, ведь ей всю жизнь приходилось соревноваться с мужчинами, но что же могло сделать таким упрямым тебя?

— Ничего я не упрямый. Я последую за красивой женщиной, как лемминг, и если она будет того стоить, я, так уж и быть, соизволю сделать что-нибудь для её. А если женщина получила от меня от ворот поворот, значит она не стоит усилий, либо просто недостаточно привлекательна.

Гримм положила руку на подлокотник кресла-каталки и с легкой улыбкой наклонила голову.

— Какой же ты упрямец, Командир. Тогда позволь мне перефразировать: послушай, Командир, не мог бы ты помочь мне с моей работой? И как только мы закончим... Давай отправимся на ещё одно ночное свидание в город.

— Если женщина получила от меня от ворот поворот, значит она не стоит усилий, либо просто недостаточно привлекательна.

— Да что с тобой не так?! Красавица, вроде меня, предлагает свидание в обмен на помощь, а ты носом воротишь?! Ладно-ладно... Я отведу тебя в бар, куда мы ходили вчера вечером, и куплю бутылку лучшего шампанского!

И всё таки я решил передумать и помочь ей… После того, как она вцепилась в мою одежду и принялась умолять со слезами на глазах, но...

— Честно говоря, я думаю, что ты совершаешь ошибку, прося о помощи именно меня. Буду откровенен: я ничего не знаю о законах и обычаях этой страны.

— Да, я тоже не ожидала от твоих мозгов хоть какой-то пользы. Вообще я надеялась позаимствовать твою мускулатуру, Командир.

Её слова о пользе моих мозгов немного беспокоили, но…

— Ну, в таком случае предоставь это мне. Решила затеять пару потасовок, да?

— Нет, я не прошу тебя делать что-то настолько сомнительное. Всё наоборот: я хочу, чтобы командир следил за порядком в городе. К обязанностям руководства фестиваля нежити относится также пресечение шалостей и ловля непослушных духов.

Я хорош в поддержании мира.

Поначалу это может показаться удивительным, но бойцы часто используются для поддержания порядка на завоеванных территориях.

А поддержание порядка значительно облегчает становление авторитета.

Пока все спокойно и экономика процветает, людям на самом деле все равно, кто за главного.

— Не говоря о... Я уже давно предупреждала об этом, но в этом году на фестивале нежити происходит что-то странное. Обычно проблем не так много... — с интересом упомянула Гримм.

— Проблем?

Для нас проблемы — часть нашего бизнеса, но, к сожалению, сейчас мы не в Японии.

Гримм бросила на меня полный беспокойства взгляд.

— Я получаю непрерывный поток странных сообщений. Ну, например... Плюшевое животное самовозгорелось прямо на публике, или жуткие черные тени, ползущие к замку поздно ночью. Ну и донесения о проблемах помельче, например о мошенниках, действующих за пределами делового района…

Все это звучало до боли знакомо.

— Все остальное звучит скорее как городские легенды... Первоклассные ребрышки, таинственно исчезающие после того, как их поднесли определенной кукле, а ещё слухи о страшном ларьке с шашлыком, продающем таинственное мясо…

Ага, и это звучит очень знакомо.

— Но больше всего донесений приходит о том, что куклы нападают на людей. При моем руководстве этого просто не могло случиться, учитывая, что духи должны подписать контракт прежде, чем получат тело.

Помню, недавно меня чуть не избила кукла по имени Патраш.

— Гримм, я думаю, ты можешь просто игнорировать эти проблемы.

— Почему?! Ты меня вообще слушал?! Все это может показаться шуткой, но уже есть пострадавшие! Я же ничего не выдумываю!

Гримм не лжет. Я знал это лучше, чем кто-либо другой.

— Ясно. Похоже фестиваль нежити в этом году пользуется огромным успехом. Знаешь, только вчера мы с Алисой устроили небольшую подработку, так что у меня есть немного денег на расходы. Почему бы мне не побаловать тебя сегодня, как твоему командиру, в знак признания всей твоей тяжелой работы?

— С чего это ты вдруг?! Я боюсь, что если мужчина будет добр ко мне, то я тут же влюблюсь, так что пожалуйста, не делай этого.

Я продолжал толкать инвалидное кресло Гримм пока она медленно впадала в панику.

— Итак, чем хочешь заняться после прогулки у реки? Куда бы ты хотела сходить?

— Теперь ты ещё и говоришь таким добрым голосом! Ну, после прогулки… Может быть, пикник в парке?..

В настоящее время парк — наше временное убежище.

— Сегодня я не взял с собой ланч, так что никаких пикников. У меня полный кошелёк, так что почему бы не купить тебе какое-нибудь ожерелье? Сходим в ювелирный магазин.

— ...C удовольствием.

Я толкнул коляску вперед, а Гримм почему-то затихла.

Часть 5

— Командир? Знаешь, я уже давно заметила, что ты очень заботливый. И не смотришь свысока на таких, как я и Роуз, хоть мы и не совсем люди. Это очень мило, — вдруг начала расхваливать меня Гримм. По её голосу заметно, что она была на седьмом небе от счастья.

— Да? Не стесняйся, продолжай хвалить меня.

Если мой ответ и поддел её, то Гримм не подала виду.

— Я думаю, что твоя уверенность в себе тоже довольно привлекательна, Командир. Ты сильный и надежный, но также загадочный и у тебя есть свои секреты... Конечно, твоя извращенность немного раздражает, но… Ты же мужчина, в конце концов, и ничего не можешь с этим поделать. Кроме того, ты часто сексуально домогаешься меня, а значит, что ты считаешь меня привлекательной, верно?

— Ого, посмотри на буфера той цыпочки… А? Да, конечно. О чем мы там говорили?

Гримм тихо усмехнулась над тем, как я якобы отвлекся, пока я продолжал толкать инвалидное кресло.

— Чего ты вдруг застеснялся, Командир? Притворился, что не расслышал. Эта твоя черта тоже мила и привлекательна, знаешь?

— Думаю, это первый раз, когда меня называют милым с тех пор, как я получил кличку “Ширинка”.

Даже думать не хочу о том, что они нашли в этом милого.

— Я и не мечтала, что однажды у нас с тобой все так обернется, Командир... Особенно после того, как ты задрал мне юбку при нашей первой встрече. Я была вне себя от гнева, гадая, что за человек мог так поступить с тем, кого только встретил…

— Это потому, что ты предлагала показать мне свои трусики. Я тут не при чем.

— Хе-хе, я вовсе не собиралась тебе ничего показывать. Ох, просто чтобы прояснить, я не какая-то шлюха, которая показывает свое нижнее белье всем подряд! На самом деле ты единственный, кто видел его, Командир! — поспешно добавила Гримм, словно оправдываясь.

Что на нее нашло?

Я к тому, что это не мое дело, кому Гримм показывает свои труселя…

— Командир, зайдем в этот магазин!

Магазин, на который указала Гримм, больше подходит молодым парам, так как цены в нём были относительно низкими.

Вот если бы я пришел сюда со Сноу, она наверняка потащила бы меня в какой-нибудь роскошный бутик с целью выпросить безделушки подороже…

— Мы можем пойти в место пороскошнее. Сейчас деньги для меня не проблема.

Учитывая, что в большинстве полученных жалоб виноваты скорее мы, чем она, я хочу должным образом загладить свою вину перед ней.

Но Гримм по непонятной мне причине лишь раскраснелась.

— П-пожалуйста, не балуй меня так. Я не хочу, чтобы ты начал считать меня корыстолюбивой... И я знаю, что бываю назойливой. Но если будешь и дальше так добр ко мне, то я уже никогда не стану прежней.

— Думаю, ты уже давно прошла точку невозврата.

В Кисараги, конечно, полно чудаков, но у нас не так уж много женщин с таким количеством багажа.

От моих слов румянец Гримм стал еще ярче. Она прижала колени к груди, сжавшись в комок на своем инвалидном кресле.

— Кхм, могли бы вы двое перестать флиртовать перед магазином… Вы мешаете нашему бизнесу. Пожалуйста, зайдите внутрь, — вдруг окликнул нас продавец, который наблюдал за нашим разговором.

Лицо Гримм стало свекольно-красным. Она смущённо отвернулась, тайком поглядывая в мою сторону.

— Ммм, мерзость какая! Так чем же я могу вам помочь сегодня?

Улыбка служащего даже не дрогнула. Если это их подход к обслуживанию клиентов, зачем вообще работать в таком месте?

Гримм уставилась вниз и еле слышным шепотом произнесла:

— Э-э... Мы пришли купить ожерелье.

— Ох. ну надо же! Ожерелье! Да проклянет вас Зеналит! Ой, то есть… Мои извинения. Какая прелесть! Поздравляю!

Э-э, я почти уверен, что в разговоре только что проскользнуло имя темной богини, но Гримм, похоже, этого не заметила.

На самом деле было кое-что еще, что меня интересовало.

— Эй, Гримм, почему этот человек так завелся из-за ожерелья?

— ……

Пара тут же замолкла, и я даже почувствовал пристальные взгляды других покупателей, посетивших магазин.

— …Уважаемый, разве вы не в отношениях с этой молодой леди?

— А? Она всего лишь моя подчиненная. Я доставил ей некоторые проблемы, поэтому решил купить драгоценности в качестве извинения. Но я подумал, что она не так меня поймёт, если подарю ей кольцо, поэтому я остановился на ожерелье.

После этих слов Гримм перестала дышать.

Часть 6

Гримм, что сидела в своем кресле с надутыми щеками, прижав к груди колени, своим поникшим видом начинала привлекать взгляды прохожих.

— Эй, Гримм, даже если ты нежить, это не значит, что меня не удивит твоя внезапная попытка сыграть в ящик прямо у меня на глазах. Можешь хоть немного поберечь себя?

— И кто, по-твоему, в этом виноват?! Я была так счастлива... Это первый раз, когда я кому-то приглянулась с тех самых пор, как в детстве мне прислал любовное письмо мальчик, который мне нравился!.. Черт возьми, я до сих пор храню это письмо как драгоценное напоминание. Вот как важно это было для меня!

Если не ошибаюсь, Роуз использовала это письмо в качестве подношения, когда возвращала Гримм к жизни…

Похоже, Гримм еще не отошла от волнения. Она продолжала ощупывать предмет на своей шее, даже когда ворчала. Ожерелье было довольно дешевым, и его новая хозяйка злобно сверлила меня взглядом каждый раз, когда замечала парочку, идущую по улице.

— Ну хватит уже дуться. Я же предупреждал, что ничего не знаю о законах и обычаях этого королевства. И ты ответила, что ничего не ждешь от меня в этой области. Откуда мне было знать, что ожерелья — символ помолвки? Я никогда об этом не слышал.

— Я и не знала, что ты такой олух, Командир! Ожерелья подразумевают такие вещи, как привязанность и: “Я надену на тебя ошейник, чтобы сделать моей навсегда”, или что-то в таком роде! Ты такой бабник! Бабник, который даже не в курсе, сколько вреда наносит!

Ой, да ладно...

— Чтоб ты понимала, я не пытаюсь соблазнить тебя. Просто ты слишком прилипчива.

— Как ты можешь так говорить? Ещё и после того, как относился ко мне с такой добротой! Говоришь, хотел искупить все те хлопоты, что доставил мне? Конечно, ты заставил меня платить за тебя в барах, а потом отправился домой как ни в чем не бывало, предварительно позаигрывав с другой женщиной. И все же, этого недостаточно, чтобы отплатить ожерельем. О, ты определенно бабник! Если не можешь взять на себя ответственность, то нечего быть со мной таким милым!

Это было не то, что я имел в виду, говоря о неприятностях, но…

— О, неважно, мне очень жаль. А теперь верни мне ожерелье, я обменяю его на другое украшение.

— Командир, о чем ты говоришь?! Собираешься не только разочаровать меня, но ещё и отобрать мое ожерелье?! Я собиралась отпраздновать свое первое ожерелье, которое получила в подарок, но, наверное, мне нельзя порадоваться даже этому, не так ли?

Ох, ради всего святого… Эта баба настоящая заноза в заднице!

— Если через десять лет мы оба будем холосты, то я женюсь на тебе, договорились? А теперь посмотри на меня, пожалуйста.

Гримм, которая до этого сидела и смотрела в сторону с надутыми губами, внезапно повернулась ко мне.

— Что значит "женюсь"? Кем ты себя возомнил?! И десять лет?! Ты хочешь сказать, что я все еще не выйду замуж к тому времени?! Лучше подпиши настоящий брачный контракт, в котором будет сказано, что женишься на мне через десять лет, если мы оба будем холосты!

— Ты сущее наказание. Вот что я подразумеваю под "прилипчивостью".

Достав неизвестно откуда лист бумаги, Гримм начала писать.

Она что, серьезно готовит контракт?

Недоумевая, откуда у нее этот листок, я пристально осмотрел кресло-каталку, и заметил на боку небольшую сумочку.

Внутри я увидел стопку уже подписанных бланков заявлений на вступление в брак.

— …Просто чтобы прояснить: у меня уже есть человек, который мне нравится. Так что не слишком надейся.

— У тебя уже кто-то есть, и ты всё равно приставал ко мне? Да что с тобой такое, командир? Хотя ладно, я не возражаю. Кто бы она ни была, я уверена, что она бросит тебя.

Похоже, она прямо таки напрашивается, чтобы ей врезали.

— Поставь здесь свой отпечаток крови... Хм, десять лет — срок не маленький. Интересно, есть ли способ ускорить процесс?

— Не-а, нифига. К тому же, вот так без колебаний подписывать контракт кровавым отпечатком… Ты ведь понимаешь, что это одна из причин, по которым ты никому даром не сдалась, да?

Серьезно, она была бы шикарной девушкой, если бы не проклятия, прилипчивость и это её хроническое чувство отчаяния.

— Вообще-то, я не рвусь просто выйти замуж за первого встречного. Я предлагаю тебе всё это только потому, что не испытываю к тебе неприязни, Командир. Как я уже говорила, ты относишься к Роуз, как к нормальному человеку. Это очень привлекательно. А теперь впиши сюда своё имя и поставь печать кровью.

— Знаешь, ты становишься почти очаровательной, когда начинаешь говорить о Роуз. Почему нельзя просто продолжать в том же духе?

Я проигнорировал настойчивое требование Гримм поставить печать кровью, и вместо этого просто подписал контракт.

— Хорошо, теперь довольна? Почему бы нам не начать поддерживать мир вокруг города?

— Меня не устраивает, что ты не подписался кровью. Ну да ладно, если нарушишь обещание, то прокляну. А теперь давай решать проблемы фестиваля, одну за одной.

Первым делом Гримм отправилась в парк, где мы разбили лагерь.

Гримм оглянулась по сторонам, а затем, будто что-то заметив, кивнула.

— Здесь наша первая остановка. По-видимому, именно тут самовозгорелась та кукла. Обычно такое невозможно. Но, так как сейчас мы посреди фестиваля нежити, у меня появилась теория. Тот, кто обладал сильными магическими способностями в жизни, стал духом и…

— О, это была Хейнэ в костюме животного. Так она замаскировалась чтобы пробраться в город. Когда мы попытались прижать ее, она подожгла костюм своей магией.

……

— Почему ты раньше не сказал?! Теперь я чувствую себя дурой из-за того, что восприняла это происшествие всерьёз.

— А я тут при чем? Ты сама восприняла всё слишком серьёзно. Да и вообще, ты должна благодарить меня за то, что я остановил Хейнэ то и не позволил навредить городу!

Гримм принялась врезаться своей коляской мне в ноги, но в конце концов успокоилась.

— К-конечно, ты прав. Ты защищал город, командир... Ну ладно, идём дальше!

С этими словами мы направляемся к следующему месту.

...

Наша следующая остановка была…

— Здесь. По какой-то причине ребрышки, оставленные перед плюшевым животным в этом поместье, постоянно исчезают.

Как я и боялся, мы пришли к дому старика, где теперь жила ещё и Роуз.

Гримм подошла к привратнику и представилась:

— Я Гримм, руководитель фестиваля нежити. Я здесь, чтобы расследовать сообщения о необъяснимых сверхъестественных явлениях.

— Ох, наконец-то вы здесь! Пожалуйста, заходите. Господин все время говорит, что это просто Патраш ест свою пищу, но ведь кукла никак не может есть…

На диване в гостиной, словно кошка, лежало плюшевое животное и наслаждалось поглаживанием от старика по голове.

Увидев это, выражение лица Гримм дрогнуло.

— ...Роуз?

— ?!

Кукла вздрогнула, чувствуя, что игра окончена.

Заметив её резкую реакцию, старик, поглаживающий Роуз, посмотрел на нас:

— Гости? О, вы были здесь на днях...

— Подожди, вы уже встречались раньше?! Командир, что происходит?

— Именно то, что видишь.

Мой немедленный ответ объяснил Гримм всё, что нужно. Она тут же нахмурилась.

— Это ведь Роуз, не так ли? Мы уже давно знаем друг друга, так что тебе меня не обмануть!.. А ну хватит!… Ты не одурачишь меня только тем, что станешь ходить на четвереньках, прикидываясь домашним животным.

Она сердито посмотрела на Роуз, начавшую разыгрывать замысловатое представление рядом со стариком.

— И что, по-твоему, ты делаешь? Это неуважение к мертвым! Хватит валять дурака, мы идем домой.

Когда Гримм попыталась подойти к Роуз, старик встал перед ней.

— Нет, что вы делаете? Кто разрешил вам ворваться в мой дом и кричать на Патраш?

— Что за Патраш? Это Роуз.

— Не говорите глупостей! Если это не Патраш, то как объяснить его силу? Все мои слуги, кто сомневался в этом, полностью убедились после его захвата. Кто бы что не говорил, это Патраш. Это наш Патраш!

Роуз встала с места. Тут я вспомнил, что ее воспитывал дедушка, а в последнее время этот старик уж слишком избаловал её.

Она повернулась к Гримм...

— Ой! Что ты делаешь, Роуз?! Знаешь, что случится, если ты... Ай-ай! Ладно-ладно, Патраш! Ты не Роуз, ты Патраш! Больше ничего не скажу, поэтому пожалуйста, отпусти меня!

Гримм быстро передумала после того, как Патраш схватила ее в удушающем захвате. Похоже, Патраш останется здесь до конца фестиваля.

Вижу, ей очень понравилось есть и бездельничать сутки напролет. Старик слишком сильно избаловал её.

Как только Гримм отпустили, она спряталась за моей спиной.

— Ну погоди, Роуз! Как только фестиваль нежити закончится, я прокляну тебя так, что ты не сможешь ничего есть целый день... Шучу, я шучу! Командир, идём уже дальше.

Гримм вдруг затарорила так быстро, словно пыталась сбежать от куклы, которая резко бросилась в её сторону.

...

После поместья старика мы прибыли к замку Тиррис.

— Поздно ночью к замку пробирались жуткие тени…

— О, это были наши бойцы. До недавнего времени среди наших парней было довольно популярным занятием пробираться в комнату Тиррис, не разбудив её.

Гримм бросила вопросительный взгляд в мою сторону.

— ...Командир? До сих пор во всех инцидентах были виноваты знакомые нам люди. Ты случаем ничего не знаешь об остальных жалобах?

— Единственное, что ещё приходит в голову, это как Сноу арестовали за открытие грабительского клуба хостес... Эй, не засыпай прямо здесь. Хотя бы сядь в свое инвалидное кресло.

Гримм вывалилась из кресла прямо на землю.

— Серьезно?.. Я из кожи вон лезу и мотаюсь по всему городу, пытаясь решить проблемы, а оказывается, что все они вызваны людьми, которых я знаю!.. Единственное, что осталось — странный ларек, торгующий таинственным мясом…

Так и подмывает сказать ей, что она уже съела шампур из этого ларька, но я уверен, она накричит на меня ведь я ничего не сказал раньше.

— Вот поэтому я и купил тебе ожерелье. Учитывая, как сильно ты ему обрадовалась, мы теперь квиты, верно?

— Конечно нет! Если бы я знала, из-за чего ты все это сделал, то попросила бы что-нибудь подороже!

Когда Гримм принялась орать на меня, куклы поблизости медленно окружили нас.

— Видишь?! Они все согласны со мной! Они протестуют против твоего плохого обращения!

— Это самый милый протест, который я когда-либо видел. Но я не поддамся этому. Если что-то...

Как только я прокомментировал поступок кукол вокруг нас, пустое кресло Гримм с грохотом откинуло в сторону.

Оглянувшись на шум, я увидел...

— Эй, Командир, кто в этом костюме? Обещаю не злиться, если расскажешь.

— Я... На этот раз я не знаю никого столь шикарного!

Перед нами стояла игрушка в форме кошки с железной дубиной в руках.