Том 1    
Глава 5. Чудесное избавление


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
blue cat
26.08.2019 05:30
Аниме было довольно жёстким, кровище...много кровища вокруг.
клер
11.07.2019 17:49
С нетерпением жду продолжения <3
hitogoroshi
05.07.2019 03:27
это радует) будем ждать новых глав.
razgildyai
01.07.2019 15:31
да, живее всех живых) теперь будет время им заняться
hitogoroshi
01.07.2019 12:13
о, обнова. Перевод ожил?)
razgildyai
23.12.2018 19:22
1414131414, что такое?) почему так тяжко вздыхаете?)
razgildyai
21.09.2018 12:30
Аниме как раз покрывает первый том. В дополнительной главе, 9й, будет немного о том, что делали Рипл и Белоснежка
Развернуть/Свернуть
после кровавой концовки Проекта
dancreat
18.09.2018 16:45
Посмотрел... И сколько теперь ждать продолжения вперед аниме? И да, по моему мнению, этот проект почти на уровне Мадоки. (самую малость позади, всего в паре мест в моем топе всех аниме).
razgildyai
02.09.2018 22:42
DanCreat, не знаю, можно ли считать "Проект воспитания" классикой, но аниме по нему мне зашло. Поэтому и взялась за этот тайтл, предполагая, что он может быть даже лучше, как обычно бывает с первоисточниками.
dancreat
02.09.2018 21:38
На данный момент "Мадока" единственный проект "девочек волшебниц" который я могу оценить на уровень "класики", остальные (особенно на её фоне) кажутся глупыми детскими "мультиками", хотя именно на этот проект я возлагаю большие надежды, и если кто знает ОЧЕНЬ хороший проект в данном разделе, то поделитесь, заранее благодарен.
calm_one
31.08.2018 12:45
Похоже, но есть разница.
Тут все тоже не все розово-зефирно, как в Мадоке. Но там больше упор на то, что и кто есть махосёдзё и на проблеме борьбы добра со злом. А тут больше акцент на то, что при превращении в ДВ у героинь никуда не делись собственные проблемы, а их характеры-особенности из реальной жизни остались с ними и определяют то, какими ДВ они стали.
Тут меньше героичности и глобальности. но они ближе к обычным людям.
По персам и достоверности мне этот тайтл показался более реальным-взрослым.
Есть еще отличия - но постараюсь избегать спойлеров. )
dancreat
29.08.2018 22:05
Пародия на Мадоку или оригинальное произведение? Ну посмотрим.

Глава 5. Чудесное избавление

Магофон Свим-Свим зазвонил. Тама и сестры Юнаэль и Минаэль повернули головы на звук и увидели, как она что-то с нетерпением говорит Фаву. После краткого общения с маскотом Свим-Свим спрятала магофон за пазуху.

— В чём дело? Что случилось?

— Передали сообщение от Сестры Наны. Она хочет встретиться.

— Правда?

— Но Винтерпризон такая страшная!

— Что будем делать?

— А что мы можем?

Свим-Свим перебирала в памяти фразы Правительницы, пока наконец не вспомнила нужную:

— Если на пути сильный враг, его нужно уничтожить.

А раз не хватает сил победить в открытом бою, они прибегнут к хитрости. Свим-Свим раздала ангелам необходимые указания.

...

На письменном столе лежала белая пушистая кроличья лапка. Девчачьи комнаты часто украшают плюшевые игрушки, но эта вещь была особенной.

— Что это?

— Один из новых предметов-пон. Кроличья лапка! Если попадёшь в беду, она может спасти тебе жизнь-пон.

— Как она оказалась у меня?

— Я слышал, кое-кто её обронил-пон.

— Кто?

— Разве не ясно? Алиса Хардгор-пон.

— Алиса Хардгор?

— Она выглядит как темная версия Алисы из Страны чудес-пон.

Так значит, ей не приснилось. Волшебница, способная двигаться без головы. Белоснежка с трудом сдержала позыв к рвоте. После смерти ла Пуселль она забыла, что такое душевный покой. При воспоминании о друге на глаза тут же навернулись слёзы.

— Держи себя в руках-пон. Волшебницы не смогут действовать, если не будут психически и физически здоровы-пон, — сказал Фав с экрана.

Невысказанное беспокойство Белоснежки превратилось в раздражение. В желание закричать. Разбить бы этот проклятый магофон вдребезги, растоптать! Но она передумала. Не стоит обрубать связь с единственным собеседником, с которым можно обсудить ситуацию.

Алиса Хардгор. Даже когда ей отсекли голову, она не проронила ни звука. И это был не просто кошмар, всё произошло по-настоящему. Имена умерших волшебниц удалялись из списка чата, но её имя по-прежнему отображалось, значит, она жива.

Другая загадка: если кроличья лапка принадлежала тёмной Алисе, то как она попала к Белоснежке? Вряд ли стоит начинать дружеское общение со слов: «О, я это случайно нашла».

— Слушай, не мог бы ты вернуть это ей?

— Для меня это будет проблематично, ты должна сделать это сама. Всё, что я могу — связаться с ней-пон.

Встречаться с Алисой лично Белоснежке не хотелось, ведь она понятия не имела, что у той на уме. Хотя как знать… Глядя на черно-белую полусферу, покачивающуюся из стороны в сторону, Белоснежка гадала, желает ли Фав ей навредить или её судьба ему попросту безразлична.

Упав на стол, Белоснежка расплакалась. Поплакав около пяти минут, она наконец почувствовала облегчение и подняла голову. До чего же тонкой была грань, отделявшая её от безумия. Снизу раздался голос мамы: «Коюки! Завтрак!» Крикнув, что идёт, она встала и протянула руку к магофону, чтобы его выключить. Однако, не успела Белоснежка его коснуться, раздался высокий голос Фава.

— А, тебе сообщение-пон!

— От кого?

— Сестра Нана хочет встретиться-пон. Что ответишь-пон?

...

Волшебницы не так часто встречались: Белоснежка и ла Пуселль, Сестра Нана и Винтерпризон, Скоростная и Рипл — в общем, люди, объединившиеся в пары, могли часто видеться друг с другом, даже если некоторым из них это не особо нравилось. Единственный альтернативный вариант — отношения наставницы и ученицы. И сейчас для Белоснежки было особенно важно объединиться с другими волшебницами, прежде чем опять произойдет что-нибудь плохое. Но, несмотря на различия, все волшебницы были по-своему сильны и потому не особо рвались искать компанию себе подобных.

Однажды пацифистски настроенная Сестра Нана сказала Правительнице: «Ты должна быть добрее к окружающим». Однако когда она попыталась пойти на контакт с Бедовой Мэри, та её чуть не пристрелила. После этого у Сестры Наны пропала охота общаться с другими волшебницами. Но теперь началась игра на выбывание, и волшебницы будут погибать, пока их не останется восемь.

Белоснежка ни разу не встречалась с Сестрой Наной и Винтерпризон вживую.

Она пришла на место встречи заранее, вскоре подошли Сестра Нана и Винтерпризон. Последняя выглядела как обычно, спокойно и собранно. Судя по слухам, дошедшим до Белоснежки, Винтерпризон играла роль прекрасного принца. Сестра Нана тоже не изменила своей мягкой манере держаться. Местом встречи им послужил заброшенный супермаркет.

— Давно не виделись, Белоснежка.

— Привет.

— Здравствуйте, Сестра Нана, Винтерпризон!

— Мы слышали о ла Пуселль. Это очень… печально.

Сестра Нана задержала её ладонь в своих и склонила голову. В её лице читалась искренняя грусть. На глаза Белоснежки навернулись слезы. Было ли причиной то, что ещё кто-то скорбел о ла Пуселль, или же потому что она сама вспомнила своего друга? Белоснежка не знала.

Сестра Нана подняла голову.

— Мы не можем допустить продолжения трагедии. Мы, волшебницы, должны сотрудничать. Нужно объединить наш опыт и знания и найти решение!

Сдерживаемые до сих пор слёзы хлынули из глаз. Руки Сестры Наны были тёплыми, рукопожатие — крепким. Все встреченные ею волшебницы кроме ла Пуселль были настроены к ней враждебно. Ещё никогда Белоснежка не была так рада предложению работать в команде. Никому не нужная, для всех остальных она была просто добычей.

Белоснежка кивнула.

— Я тоже хочу объединиться… Пожалуйста, позвольте мне работать с вами!

— Ах, спасибо тебе, Белоснежка! Давай сделаем всё возможное!

Сквозь постоянно набегавшие на глаза Белоснежки слёзы улыбка Сестры Наны выглядела странно искажённой. Однако на эту волшебницу можно было положиться, верно? Сестра Нана посмотрела Белоснежке за спину.

— Ну а ты? Тогда ты ушла, так и не дав ответа…

Значит, она позвала ещё одну волшебницу? Белоснежка оглянулась и увидела у входа тёмную версию Алисы из Страны чудес, тихо наблюдающую за ними.

С трудом подавив крик, Белоснежка спряталась за спиной Винтерпризон. Из-за того, что Сестра Нана всё ещё держала её за руку, Белоснежка поскользнулась и чуть не упала, однако устояла.

— Вы… её знаете?

— Да. Так уж сложилось, — ответила Алиса, прежде чем Белоснежка успела рассказать о недавнем нападении.

Белоснежка могла лишь дрожать за спиной Винтерпризон, на лице которой застыло странное выражение. Сестра Нана повторила вопрос, не обратив внимания на реакцию Белоснежки:

— Ну… Ты пришла, чтобы объединиться с нами, Алиса Хардгор?

— Да. Поняла. Я буду сотрудничать.

Судя по лаконичной манере говорить и бесстрастному тону, Алиса была серьёзна, хотя в её голосе проскальзывало некое напряжение.

— Ах, сегодня поистине чудесный день! Большое вам спасибо!

От переполнявших её эмоций Сестра Нана крепко сжала руки Алисы, как совсем недавно руки Белоснежки, и несколько раз тряхнула.

...

Возможно, Белоснежка ошибалась насчёт Алисы Хардгор, но ей не хотелось оставаться с ней наедине. Зато Сестра Нана выглядела довольной, постоянно повторяя: «Уже есть четыре человека, разделяющих наши цели!» А потом радостно добавила: «Сегодня я собираюсь встретиться с ещё несколькими волшебницами. Возможно, у нас станет больше союзников». Белоснежка тщетно пыталась придумать причину, чтобы остановить её: ей было страшно оставаться наедине с Алисой. Однако в голову ничего не пришло.

На этом Сестра Нана попрощалась, и они с Винтерпризон ушли. Алиса осталась стоять на месте. Белоснежка кивнула ей с нервной улыбкой, развернулась и пошла прочь так быстро, как только могла. Завернув за угол, она вскрикнула от страха: Алиса уже была там.

Когда рядом были более взрослые Нана и Винтерпризон, ей вроде бы ничего не угрожало. Неужели эта волшебница нападёт, раз они остались одни? Белоснежка собралась с духом, готовясь к худшему. Тем временем Алиса, не мигая, смотрела на неё. Неподвижная, словно статуя.

…О, точно.

Белоснежка вспомнила о кроличьей лапке. Сунув руку в карман, она ощутила прикосновение мягкого меха. Белоснежка достала лапку и протянула владелице:

— Вот, она же твоя? Эм, я её не крала, сама не знаю, как она ко мне попала.

Белоснежка просто изложила факты, но почему-то это прозвучало как оправдание. Алиса ответила не сразу.

— Не моя.

— А? Правда?

— Твоя.

— Н-нет. У меня никогда не было такой вещи.

— Я даю её тебе, Белоснежка. Теперь она твоя.

— Э? Почему? Зачем тебе это?

Алиса Хардгор склонила голову набок. Помня пережитое, Белоснежка испугалась, что её голова снова отвалится. Ну да, разве Маджикалоид не отрубила её раньше? Хотя на шее волшебницы не было ни шрамов, ни бинтов. Всё дело в её магическом навыке? Если благодаря ему Алису нельзя убить, даже расчленив, это даёт ей безграничные возможности и свободу действий.

— Мне так захотелось.

— А?

— Мне просто захотелось, вот я её тебе и дала.

— Что это значит?

Алиса Хардгор склонила голову ещё больше, по-прежнему не отводя взгляда.

— Мне так захотелось.

Неудивительно, что вчера Белоснежка так её испугалась. Тогда, вся заляпанная кровью, Алиса продолжала двигаться, словно зомби. Хотя ей и полагалось быть мертвее мёртвого. И сейчас... Она просто стояла, наклонив голову, и смотрела. А на Белоснежку волна за волной накатывал необъяснимый, иррациональный страх.

...

Струи большого фонтана, расположенного в центре сквера, попеременно взмывали вверх. Подсветка и смена цветов отключились минуту назад, бриллиантовая радуга поблекла, сменившись фальшивым стеклянным блеском. Теперь фонтан был просто машиной для перегонки воды. На скамейке возле фонтана остался лишь один человек, но вскоре и он ушёл. Похоже, на сегодня шоу с фонтаном закончено.

Рипл цыкнула языком.

Раз в месяц, 15-го числа, включалась подсветка фонтана в Центральном парке N-сити. Это было очень красивое зрелище, которым можно было насладиться лишь раз в месяц, вдобавок цвета подсветки менялись в зависимости от сезона. Например, в апреле зажигались нежно-розовые огни цвета сакуры, в августе это были все цвета радуги, похожие на фейерверки… Многие шли на это посмотреть.

И чем больше их приходило, тем чаще случались конфликты, а, значит, тем больше работы было для девочек-волшебниц. Плюс ко всему другие волшебницы не станут нападать в присутствии стольких свидетелей.

Прийти сюда придумала Скоростная, честно поделившаяся задумкой с напарницей. «Идея вроде бы неплохая», — решила Рипл, и они со Скоростной заняли позицию для наблюдения на крыше паркового Дома Собраний, который достроили прошлым летом. Однако ни стычек, ни даже банальных ссор не было. Люди, пришедшие полюбоваться переливчатым разноцветьем, ушли, не успев толком собраться. Единственной работой Рипл и Скоростной было убрать за ними пустые коробки из-под еды и битые бутылки.

Отвечай они за район красных фонарей, может, и стали бы свидетелями драки. Даже на пляже Кагехама случались ссоры между рыбаками и ремесленниками, однако в парке теперь такого не происходило. Так обстояли дела в Центральном районе. Не то чтобы Рипл это было не по душе, но сейчас она очень хотела, чтобы случилась какая-нибудь заварушка. Она цыкнула языком. Здорово, конечно, что всё тихо и мирно, но так конфет не заработаешь.

— Ну… Всё спокойно — это классно, реально классно!

— Нет, не классно...

— Хм? Что такое?

— Ничего...

— Нет, ну ты глянь: разве не красиво? Сегодня полная луна, всё так и мерцает кругом. Хочется просто сидеть, любоваться и попивать саке!

Рипл взяла палочками побеги бамбука и положила в рот. Может, Скоростная и раздражала, зато готовила просто восхитительно. Сегодняшняя курица с зеленью и овощами оказалась очень сочной и нежной.

— Я не пью саке...

— Почему?

— Я несовершеннолетняя.

— Ха, так значит, в виде волшебницы ты выглядишь старше? Серьёзно? Ничоси! Вот уж не думала! Ну и типа сколько тебе, а?

— Семнадцать…

— Правда, что ли? А мне девятнадцать!

Насколько помнила Рипл, в Японии девятнадцатилетним пить ещё было запрещено, так что баловаться алкоголем Скоростной тоже нельзя. Рипл цыкнула языком.

— Так ты моложе меня? А я-то была уверена, что старше!

Да уж, девушка старше неё, а выражается, как малолетняя хулиганка. Рипл взяла очередной кусочек курятины, в очередной раз цыкнула и отправила нежное мясо в рот. М-м-м...

— Как дела в школе?

— Нормально...

— С друзьями норм?

— У меня их нет.

— Семья?

— Нет...

— В натуре? Эх, в твои годы я тоже как ты была. Ха, дежа вю прям, аж жуть.

Те, кто повзрослее, часто вели себя так, будто знали, каково молодым. «Да что ты понимаешь?», — подумала Рипл, но Скоростная не уловила настроя.

— Зато ты прямая. И если тебя кто чего спросит — всегда ответишь. А в мои семнадцать у меня был не язык, а шило. Эх и доставалось от меня тем, кто рядом.

Рипл цыкнула языком.

— Рипл, Рипл!

Магофон Рипл издал резкий электронный звук. Фав принудительно включил его, и в воздухе повисло его полукруглое тельце.

— Извини, что беспокою, Рипл. Бедовая Мэри хочет встретиться-пон. Она ждёт тебя через два дня в одиннадцать вечера, в отеле «Престиж», что в Центральном районе-пон!

Рипл и Скоростная переглянулись.

— Да лан, Рипл, к чему такая кислая мина?

Похоже, лицо у неё сейчас было мерзкое. И ей было мерзко. Чертовски мерзко. Чуть ли не до тошноты. После того, как Бедовая Мэри стреляла в неё, Рипл несколько месяцев не находила себе места от страха. Не раз и не два ей снился кошмар, в котором Мэри всё же её прикончила.

— Я пас.

— Э... пас? Ну, я, типа, знаю, что ты чувствуешь. Но, слух, нам надо пойти, иначе мы серьёзно, очень серьёзно влипнем, понимаешь? Хоть мне и нужно то всего-ничего — прожить ещё полгода, но я реально хочу, чтобы это сбылось. Понимаю, тебя от этого в натуре воротит, но...

— Хватит этой чуши.

— Хм?

— Может, объяснишь наконец, для чего тебе нужны эти шесть месяцев?..

— Эм...

— Постой, Рипл, Рипл!

Голограмма Фава пошла волнами. Как будто кто-то взмахнул перед ним пучком жёлтых лент.

— Бедовая Мэри сказала, что речь о каком-то важном деле.

Рипл и Скоростная снова переглянулись.

— Ба-ли-ин, опять эта кислая мина.

Рипл цыкнула языком.

...

О том, что Правительница опасалась Бедовой Мэри, знала не только Свим-Свим. Вся группа была в курсе: и Тама, и Бледные Ангелы. Хотя «опасалась» не совсем то слово, скорее, это была ненависть. Для Правительницы Бедовая Мэри была помехой и врагом.

Однако, хоть Правительница считала Мэри опасной, она ничего не предпринимала против неё. После начала соревнования за конфеты её первой целью была не девушка-стрелок, а Белоснежка. Правительница не только ненавидела Бедовую Мэри, но и боялась её.

В чем была причина её ненависти? И страха? Свим-Свим не знала. Правительница как и Бедовая Мэри стали волшебницами задолго до того, как Свим-Свим получила силу. Что за чёрная кошка между ними пробежала? Свим-Свим подумала, что теперь она, вероятно, никогда этого не узнает.

Зато Свим-Свим было точно известно, что даже среди других волшебниц Бедовая Мэри считалась очень сильной. Поистине трудным и грозным противником. Возможно, лишь Винтерпризон, сразившаяся с ней однажды, была равна ей по силе.

Все волшебницы знали, что Винтерпризон вступила в схватку, чтобы защитить Сестру Нану, потому что последняя постоянно рассказывала в чате о том, какая у неё сильная подруга. Но для Свим-Свим единственным образцом для подражания была Правительница.

Правительница боялась Бедовую Мэри. Бедовая Мэри сражалась на равных с Винтерпризон. И теперь эта волшебница решила нанести ей визит.

Если они одолеют Винтерпризон, значит, и с Бедовой Мэри смогут справиться. Вот только это будет совсем не просто. Хотя лучше уж попытаться вырвать победу, чем бездействовать. Наверняка Правительница сказала бы то же самое.

Они условились встретиться в Королевском храме. В этом был определённый риск: если они не разберутся со всем сегодня, то потеряют свою базу. Однако, несмотря на это, они выбрали для встречи храм: как говорится, дома и стены помогают. На родной базе можно установить ловушки, а когда дело дойдёт до драки, сражаться на своей территории будет легче.

И всё же их стратегия была довольно проста. Правительница не любила сложностей: чем проще план, тем быстрее его поймут.

Сквозь окно сочился свет. Через щели в стенах Свим-Свим видела сад. Что там летает вокруг храма? Может, жуки? В осеннем воздухе раздавалось пение насекомых. Наверняка среди них есть и хищные. Винтерпризон и команда Свим-Свим. Кто из них пожрёт другого? Кто будет сожран?

Скоро они поняли, что пришла Сестра Нана. Стрёкот насекомых умолк. В наступившей тишине скрипнули половицы. Затем с тихим стуком открылась дверь, и они увидели двух волшебниц.

Свим-Свим слегка нахмурилась: первой вошла Сестра Нана. Плохой расклад.

— Давно не виделись, Свим-Свим. Спасибо, что подарила нам тогда конфеты.

Свим-Свим промолчала. Она чувствовала напряжение, которое исходило от волшебницы позади Сестры Наны. Зато последняя беззаботно улыбалась.

— Я вот только пару секунд назад говорила, как хорошо, что и вы, и Алиса Хардгор согласились сотрудничать с нами.

Свим-Свим шагнула к ней. Сестра Нана не двинулась с места. Ещё шаг. Ещё. И тут Винтерпризон встала прямо перед Сестрой Наной. Отлично. Теперь расклад что надо.

— Пора.

Тут же из-за спины Винтерпризон раздался крик. Винтерпризон быстро обернулась, и её лицо застыло. Сестра Нана указывала на другую Сестру Нану. Две одинаковые Сестры Наны.

Та, на которую указывали, повалила на пол своего двойника и бросилась к Винтерпризон. У последней не было времени понять, что происходит. Она так и стояла на месте, когда Сестра Нана вонзила ей в грудь кинжал.

...

Даже стоя с кинжалом в груди, Винтерпризон всё ещё не понимала.

Две Сестры Наны. Одна кричала, другая смеялась. Одна рыдала, другая держала в руках окровавленный кинжал. Сестра Нана с кинжалом пнула Винтерпризон и отскочила. Она на мгновение свернулась в шар и сменила облик. Вместе с ней трансформировался и кинжал. Он вытянулся, изогнулся, увеличился в размере, снова сжался, стал светлее, и вот наконец трансформация завершилась. Сестра Нана и кинжал превратились в двух ангелов. Они звонко и злорадно рассмеялись. Теперь стало понятно, откуда взялась вторая Сестра Нана, и как хлипкий на вид кинжал смог пронзить её прочное тело.

Винтерпризон тоже расхохоталась. Она смеялась над их глупостью, а изо рта летели брызги крови.

Почему они отменили трансформацию? Останься они в прежнем обличье, Винтерпризон не смогла бы напасть на Сестру Нану, даже знай она, что это фальшивка.

Из сердца, пробитого магическим кинжалом, толчками лилась кровь. Скоро Винтерпризон не сможет дышать и потеряет сознание. Однако это случится не в ближайшие секунды, время ещё есть. И перед тем, как она умрёт, у неё есть одно дело. Винтерпризон крикнула Сестре Нане: «БЕГИ!», а затем использовала свой навык.

Пол раскололся на куски, из-под него взмыло к потолку несколько стен. Одна, две, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь. Стены поднялись, лишив ангелов возможности скрыться, воздух наполнился пылью. Тюрьма.

Винтерпризон одним рывком сократила дистанцию. Левой рукой, сжатой в кулак, она как молотом к наковальне пригвоздила ангела к толстой плотной стене, сокрушив маленькое тело.

Остался ещё один. Тот, который превратился в кинжал.

Винтерпризон взмахнула правой рукой словно клинком, чтобы отсечь его голову. Внезапно боль резкой вспышкой пронзила разбитую левую руку. У Винтерпризон на мгновение потемнело в глазах, и её противник успел пригнуться. Из груди снова толчком плеснула кровь. Вместо головы ангела Винтерпризон срубила половину стены. Она хотела рубануть ещё раз, но вдруг у её ног разверзлась дыра, она покачнулась, а вынырнувшая из ниоткуда Свим-Свим отсекла ей правую руку.

Винтерпризон видела, как её рука, вращаясь, отлетает в сторону. Её рука. Её пальцы. Те, которые совсем недавно касались волос Сестры Наны.

Сестры Наны, которой здесь больше не было. Она сумела сбежать. Силы оставили Винтерпризон. «Пожалуйста, пусть у тебя всё будет хорошо», —взмолилась она про себя. И это была её последняя мысль. Винтерпризон упала на колени, её голова свесилась на грудь.

...

Кинжалом была Минаэль, которую сжимала в руке Юнаэль, скрывающаяся под мантией-невидимкой. Когда пришла Сестра Нана, Юнаэль предусмотрительно превратилась в неё. Модель была перед глазами, она безупречно скопировала её внешность. Затем Юнаэль сбросила мантию и предстала перед Винтерпризон.

Услышав про её стычку с Бедовой Мэри, они поняли, что Винтерпризон готова защитить Сестру Нану любой ценой. Если дорогой ей человек вдруг раздвоится, то, когда один из них нападет, она впадёт в ступор.

Их план сработал: им удалось заколоть Винтерпризон, но та успела контратаковать, и это стоило Юнаэль жизни. Сестры Наны и след простыл, поэтому они преуспели лишь частично.

Минаэль плакала над телом девушки, по возрасту — студентки. Так выглядела Юнаэль в облике человека. К ней робко подошла Тама.

— Юна… Юна защищала меня до конца, правда?

— Да...

— Юна… Юна...

— Да...

Свим-Свим чувствовала себя беспомощной. Правительница справилась бы лучше. Она пока не достигла её уровня. В следующий раз она не допустит подобной ошибки.

...

Довольно скоро алкоголь перестал быть универсальным средством решения проблем. Трудности с деньгами, пьянство, болезни, нытьё мужа оказались тем, что алкоголь не решал.

Своё недовольство она вымещала на дочери. Она пинала её, орала, била, тушила об неё окурки, не давала есть. Вкупе с алкоголем это приносило несказанное облегчение. А потом её никчемный муж просто забрал дочь и ушёл.

Издевательства над дочерью приносили радость, потому что сама она была слабой. Из-за этой слабости ей был нужен кто-то ещё более слабый, чем она, и этим «кто-то» стала её дочь. Поначалу она не намеревалась так поступать, но со временем всё как-то само собой пришло именно к этому.

Разумеется, ей хотелось побеждать сильных противников. Она сама себя провозгласила специалистом по насилию и перешла дорогу якудза. Когда они шли по улице, казалось, их плечи рассекают ветер. Победа над такими доставляла ей гораздо больше удовольствия, чем издевательства над дочерью.

Сильные, раскованные, красивые, умные, уверенные в себе мужчины, которые должны быть выше неё, униженно поднимали лапки кверху, стоило ей только показать, кто тут главный. А чего стоили их лица в этот момент! Это было даже лучше выпивки!

Она положила косметичку на стол из эбенового дерева и взяла маленькое зеркальце. В нём отразилось лицо женщины тридцати девяти лет. Лицо медленно расплылось в улыбке.

Она потёрла щёки и прокричала:

— Чудо-Катастрофа Курукурурин! Явись, Волшебный стрелок! Бедовая Мэри!

Отражение женщины средних лет исчезло. Кобура на бедре слева. Звезда шерифа на груди. Родинка под левым глазом. Копна светлых волос, ниспадавшая из-под ковбойской шляпы до самой талии. Притягивающая взгляд пышная грудь, которую топ не столько скрывал, сколько демонстрировал. Не уступала ему в смелости и мини-юбка. Мягкие бёдра, длинные ноги в западных остроносых сапогах. Она слегка согнула в колене одну из роскошных ножек, перенеся вес на другую, и безупречная поза довершила образ: в зеркальце отражалась прекрасная девочка-волшебница.

Вообще-то для превращения было необязательно выкрикивать какую-то фразу или принимать особую позу, но девочки-волшебницы из аниме, которое Бедовая Мэри видела в детстве, без этого не могли перевоплощаться. Ей просто захотелось быть такой же, как они, ничего более.

Бедовая Мэри знала свою роль. Она была довольна своей ролью. Как волшебница она растаптывала тех, кто мнил себя сильнее всех, потому что могла их растоптать.

Бедовая Мэри положила всё необходимое в бездонный мешочек.

...

Она вышла из магазина десять минут назад. Приказав Фаву вызвать Рипл, Бедовая Мэри расположилась на своей территории и стала ждать. Центральный район, 10:40 вечера. Время Ч приближалось.

Национальная магистраль Центрального района была также известна как Магистраль Х. Как следовало из названия, она возвышалась на десять метров над землёй. За исключением конца года мало кто из проезжавших по ней водителей придерживался скорости, установленной законом. Большинство же водителей неслось, наплевав на правила.

Бедовая Мэри смотрела на Национальную магистраль с крыши отеля «Престиж» — самой высокой точки в округе. Сильный ветер холодил лицо. Он мог сорвать её любимую ковбойскую шляпу, но её это мало волновало. Не было проблемой и то, что сильный ветер значительно влияет на полёт пули.

Благодаря своему навыку Бедовая Мэри могла любое обычное оружие превратить в магическое. Сила, скорость, точность, дальность — все показатели сильно возрастали. Не требовалось даже делать поправку на ветер. Вдобавок, обращаться с таким оружием было не сложнее, чем с обычным. Бедовая Мэри достала из бездонного мешочка винтовку.

СВД. Снайперская винтовка Драгунова. Оружие, сделанное в бывшем Советском Союзе. Несмотря на свой небольшой вес, отдача от выстрела была мощной, отчего управляться с винтовкой было непросто. Но не для девочки-волшебницы. Ей отдача была нипочём. Она перевела оружие в полуавтоматический режим и принялась выпускать пулю за пулей, ловя в прицел проносящиеся внизу машины. Беглый огонь был одной из возможностей СВД, изначально разработанной для боевых действий в городе.

Взрывы, взмывающее пламя. Машины уничтожались одна за другой. По магистрали катились горящие колёса. Один автомобиль внезапно загорелся и врезался в машину перед ним, вызвав череду аварий. Следующие за ним автомобили стали врезаться друг в друга. А те, кому удалось избежать аварии, методично уничтожались выстрелами СВД. На Национальной магистрали стало светло, как днём.

Мужчина остановил машину и в панике выпрыгнул из неё. Забавы ради она решила пристрелить и его. Она подумала, что от выстрела его внутренние органы раскидает по магистрали, но патрон просто взорвался, испепелив верхнюю часть тела мужчины. На дороге осталась лежать только нижняя половина.

Слишком мощное оружие, чтоб убивать людей. Никакого удовольствия. Куда веселее стрелять по машинам.

И это не всё, стрелять по девочкам-волшебницам будет ещё веселее!

Напади она на Рипл в открытую, ей помешала бы Скоростная. Если ведьма задумает улететь, то Бедовая Мэри ничего не сможет с этим сделать. Раз она хочет сразиться с Рипл, значит, нужно дать ей причину сражаться. Что подойдёт для такого лучше, чем нападение на мирных граждан? Если она станет злодеем, уничтожающим город, девочки-волшебницы будут просто обязаны попытаться уничтожить её. Таков был план.

Ей станет хорошо, когда Рипл станет плохо. Двух птиц одним выстрелом. А когда она убьёт Рипл, вокруг ещё останется полно людей, которые нуждаются в помощи. Лёгкие конфеты.

Бедовая Мэри опустошала магазин за магазином, уничтожая всё живое на полотне Национальной магистрали.

Она спускала курок при малейшей ошибке собеседника. Если бы Рипл при их первой встрече проявила покорность, всё бы на том и закончилось. Но Рипл не склонила головы и потому стала для Бедовой Мэри целью номер один. Во всём виновата Рипл.

Бедовая Мэри никогда не прощает тех, в ком не смогла вызвать страх.